Bro. Marcus (afework) wrote in qazan_patsaligi,
Bro. Marcus
afework
qazan_patsaligi

Category:

Никанор Шульгин и Казанское государство 400 лет назад. Глава 2

1606 год: участники драмы выходят на сцену



События Смуты докатились до Казани только летом 1606 года. К этому времени прошел уже год, как были уничтожены Годуновы. Уже был уничтожен и основоположник Смуты, именовавший себя царём Дмитрием Ивановичем. В Москве с 19 мая сидел на престоле «боярский царь» Василий Иванович Шуйский. Тем летом вместе с новым царствованием в город и уезд пришли большие кадровые перестановки.



Казанский старожил и участник обретения знаменитой Казанской иконы митрополит Гермоген покинул палаты в белокаменном кремле и отправился в Москву, чтобы стать Патриархом. Там он сменил грека Игнатия, которого за тесные связи с Лжедмитрием I до наших дней именуют не иначе как «лжепатриарх». Одной из причин возвышения Гермогена стало его бескомпромиссное требование православного крещения для Марины Мнишек, о чём он не боялся говорить, когда Лжедмитрий был еще в силе.  Новым митрополитом стал выходец из Казанского Спасо-Преображенского монастыря Ефрем, о биографии которого практически ничего неизвестно. [3, с. 59]

Еще более значительные перемены коснулись гражданской и военной администрации. В качестве меньшего воеводы при большем воеводе Степане Александровиче Волосском был назначен Богдан Яковлевич Бельский. Так казанская администрация пополнилась не просто крупным царедворцем, но идеальным героем для авантюрных романов.

Богдан Бельский родился в 1550-х годах под Вязьмой и происходил из незнатных детей боярских. Восхождение Бельского к вершинам власти было связано с опричниной и его дядей Григорием Лукьяновичем Скуратовым-Бельским (т.е. тем самым Малютой Скуратовым). После гибели Малюты на Ливонской войне в 1573 году, Богдан стал самым близким человеком к грозному царю. «Он был больше всех любим царем за угождение: сердце царя всегда к нему жадно стремилось, и глаза свои он неуклонно всегда обращал на него, раненный срамной стрелой тайной любви» – так писал об отношениях Бельского и Грозного известный русский автор того времени Иван Тимофеев.

Иван Васильевич доверял своему любимцу самые ответственные дипломатические поручения в т.ч. переговоры о женитьбе на Мэри Гастингс. Ему же он поручил воспитание царевича Дмитрия. Бельский курировал работу иностранных медиков на русской службе, а также целый штат местных колдунов, знахарей и ворожей. 18 марта 1584 года Иван Грозный умер и среди версий смерти первого русского царя, было его отравление Бельским. Так это или нет, но после смерти покровителя жизнь Богдана Яковлевича превратилась в непрестанную борьбу за власть. Его главным конкурентом стал другой видный опричник и двоюродный зять – Борис Годунов, женатый на дочери Малюты Скуратова.

В апреле 1584 года Богдан предпринял попытку поставить на престол царевича Дмитрия, чтобы стать при нём регентом. Борис переиграл двоюродного шурина. Бельский отправился воеводствоать в Нижний Новгород, а царевич Дмитрий жить и помирать в Углич. После гибели угличского отрока Бельский возвращается в Москву, а после смети царя Федора в 1598 году, организует новый переворот, чтобы посадить на царство Симеона Бекбулатовича. Снова безуспешно. Теперь он едет строить город Царев-Борисов на южных рубежах страны, где высказывается о своём сопернике: «Пусть Борис Федорович царствует на Москве, а я теперь царь в Цареве-Борисове». В 1600 году новая опала Бельского по обвинению в заговоре, с последующей ссылкой не то в Сибирь, не то в Понизовье. Наконец, после смерти Годунова по ходатайству двоюродной сестры он снова оказывается в столице. Воскрешение и воцарение его «воспитанника», спасшегося от смерти в Угличе, стало для Богдана Яковлевича звёздным часом. Но вскоре и Лжедмитрий I отправил своего «воспитателя» в почётную ссылку на воеводство в Великий Новгород. Василий Шуйский, не смотря на личную вражду с неуёмным опричником, оставил того в живых, но также предпочёл отправить от себя подальше – в Казань. Так работал элитный консенсус в Московской Руси.

Сменились в Казани и городовые дьяки. Первый из них – Никанор Михайлович Шульгин был родом из Лушского уезда (совр. Ивановская область), и принадлежал к сословию незнатных детей боярских. Из истории его рода известно, что Шульгины владели землёй неподалёку от Тихоновой пустыни (совр. Николо-Тихонов монастырь в селе Тимирязево, Лухского района Ивановской области). [1, с. 241]  Также до сих пор в Лухском районе существует деревня Шульгино. Интересно, что неподалёку на берегах реки Лух в селе Мугрееве-Никольском прошло детство князя Дмитрия Пожарского, а владельцами Луха с XV века были однофамильцы Богдана Бельского – князья Бельские, принадлежавшие к литовским Гедиминовичам. Однако ни год рождения, ни подробности жизни и службы Никанора Шульгина до 1606 года неизвестны. Официально в служебной иерархии он занимал более чем скромное место, даже для дьяческого чина. Но это не помешает ему возвыситься в Смутное время, когда заработали невиданные прежде «социальные лифты», а традиционная система управления испытала сильнейший кризис.

Второй городовой дьяк, назначенный в 1606 году, Степан Яковлевич Дичков был казанцем и также принадлежал к сословию детей боярских. Большую часть своей службы, он находился в тени Шульгина.

Позже, в 1608 году на место большего воеводы в Казань был назначен боярин Василий Петрович Морозов. «Относительно молодой», по замечанию Ермолаева [2, с. 89], и явно уступавший меньшему воеводе Бельскому в политическом весе и жизненной опытности.

Митрополит Ефрем, Морозов, Бельский, Шульгин, Дичков – с этой «командой управленцев» Казань пройдёт Смуту начала XVII столетия и сыграет свою особую партию в российской истории.

Марк Шишкин

Источники и литература

1. Документы о национально-освободительной борьбе в России 1612-1613 гг. / Публ. подгот. В.И. Корецкий, М.П. Лукичев, А.Л. Станиславский // Источниковедение отечественной истории: Сб. ст. М., 1989. С. 240-267.

2. Ермолаев И.П. Среднее Поволжье во второй половине XVI — XVII вв. (Управление Казанским краем). – Казань, 1982.

3. Липаков Е.В. Архипастыри казанские. 1555 – 2007. – Казань, 2007.

Оглавление

Предисловие. Запылившаяся ячейка исторической памяти

Глава 1. Царство Казанское – полвека в составе России

Глава 2. 1606 год: участники драмы выходят на сцену

Глава 3. Меж двух царей: война в Царстве Казанском

Глава 4. Присяга казанцев Лжедмитрию II и смерть Богдана Бельского

Глава 5. Казань и Первое ополчение

Глава 6. Как было устроено Казанское государство?

Глава 7. Походы казанцев на Вятку и Арзамас, новая династия

Глава 8. Сибирский эпилог Казанского государства

Глава 9. Дело Никанора Шульгина: от презумпции виновности к историческому анализу

Заключение. Никанор Шульгин и русские в Татарстане
Tags: Никанор Шульгин, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment